Наша методология


 Специфика методологического подхода, реализуемого центром АКМЭ, в целом заключается в придании огромного значения способу получения мыслительных продуктов. Методологический подход означает, по сути, 
перенос центра внимания с «результата» на «процесс его получения», с «процесса» - на «нормативное предписание (форму) процесса» и, далее, на «механизм», обеспечивающий эффективность этого процесса

 

 
 
 
 
 
 
 
 
 
Схема 1. Ведущие акценты в мыслительной работе
 

 

 

Именно наличие дееспособного механизма (см. сх.1) делает неслучайным и стабильным получение качественных результатов по содержанию мыслительной работы. Но наладка механизма мыслительной работы требует огромного и напряженного труда. Ведь, по сути, речь идет о развитии способности к культурному мышлению, которое предполагает опору на понятийно-категориальный аппарат теории деятельности.

Мыслетехника (пятизвенный анализ деятельности). Особенность нашего подхода в аналитике состоит в принципиальном различении типов мыслительной работы и соблюдении осмысленной последовательности в смене аналитических жанров. Побудительной причиной для аналитики выступает затруднение в практическом действии. Поэтому функция аналитической работы состоит в обслуживании процесса преодоления затруднения. (Потеря функциональности аналитики приводит к потере «руля и ветрил» в мыслительной работе.) Сама аналитика, в наиболее полном своем составе, включает в себя: «анализ ситуации»; «анализ ценностных оснований»; «анализ концептуальных оснований»; «анализ проблемы» (с опорой на ценности и концепцию) и «проектирование действий» по преодолению исходного затруднения (см. сх. 2).

Схема 2. Основные жанры аналитики

 

Именно неосознанное смешение перечисленных жанров аналитики работы приводит в реальной аналитике к путанице и сомнительным по обоснованности результатам мыслительной  деятельности. Каждый тип аналитики содержит свои особенные средства интеллектуальной работы, адекватное использование которых и позволяет вести речь о «техничности» мышления, т.е. о мыслетехнике. Соблюдение чистоты жанра и логики переходов обеспечивает качество мыслетехники и ее надежность.

Схемотехника. Мыслетехника неотъемлема от схемотехники. Использованию в мыследеятельности схематических изображений придается высокая значимость в рамках нашего подхода . Без использования схемотехнических изображений практически невозможно отслеживать «траекторию» (процесс) порождения той или иной версии. Необходимо различить две функции схематических изображений: иллюстративную (изобразема внешних проявлений объекта) и средственную (отображение внутренней сути проявленного). Иллюстративная схематизация позволяет зафиксировать графически динамику внешней «жизни» объекта (явление), исключив излишние детали, что значительно облегчает дальнейший анализ. Средственная же схематизация решает задачу графического отображения скрытого от прямого наблюдения внутреннего устройства (сущность) объекта.

Схема 3. Иллюстративная и сущностная схематизация

Естественно, что теоретическая реконструкция жизни реальной системы предъявляет значительно более жесткие требования не только к логике мышления, но и к способу отображения существенных содержаний, т.е. к схемотехнике. На этом пути методологом Анисимовым О.С. была создана парадигма (методологическая азбука в схемах) конструирования концепций, а также правила синтезирования  этих единиц парадигмы.

Сложноорганизованная  коммуникация. Трудно переоценить значение понятия «сложноорганизованной (многопозиционной) коммуникации» как средства организации мыслительных процессов в коллективном обсуждении. Краткое содержание этого понятия таково. «Автор» доносит в тексте свою версию по теме обсуждения до «понимающего». В этой позиции оказываются все, кто, воспринимая авторский текст,  строит в своем сознании его точку зрения. Далее, при подтверждении автором правильности понимания, бывший «понимающий», если он не согласен в чем-то с автором, перемещается в третью коммуникативную позицию – «критика». Критик в тексте излагает автору свою альтернативную точку зрения по тому же объекту мысли. Автор может согласиться с критикой и внести коррекции в содержание своей исходнойю версии, удовлетворив при этом критика. Если же автор входит в противостояние с критиком, то в дело вступает представитель четвертой коммуникативной позиции – «арбитр». Функция арбитра заключается в снятии противопоставленности «тезис – антитезис» за счет введение общих оснований, примиряющих акцентировки автора и критика. Роль пятого позиционера – «организатора коммуникации» - состоит в контроле и коррекции действий участников обсуждения со стороны требований к каждой из позиций и механизма взаимодействия в целом.

Схема 4. Пятипозиционная культурная коммуникация

Очевидно, что так называемый «мозговой штурм» эффективно обслуживает лишь генерирование множества авторских версий. В связи с этим в «мозговом штурме» исключается критика. Трудности же в коллективном мышлении возникают именно в дальнейшей обработке всего многообразия креативных авторских идей. Коммуникация, не опирающаяся на описанный механизм взаимодействия, становится низкопродуктивной. Процветают такие дефекты,  как «критика без понимания», «многоавторство», «бесконечные и бесперспективные споры», «разорванность процесса обсуждения», «арбитраж, как дополнительная критика» и т.д., и т.п. Наш богатый опыт показывает, что стоит только организовать обсуждение с соблюдением вышеперечисленных позиций, как незамедлительно и на порядок возрастает не только продуктивность дискуссий, но их глубина (особенно за счет вклада арбитра).

Функциональное описание деятельности.  Построение функциональной картины деятельности компании – одно из самых мощных орудий анализа в методологическом арсенале. Необходимо различать внешнюю и внутреннюю функциональную картину деятельности компании. «Внешняя» картина в аналитике предполагает простраивание всех функциональных связей анализируемой компании с внешними структурами различного типа . В традиционном анализе внешнее окружение компании обычно делят на микро- и макро-среду. Причем, если с субъектами микросреды отношения имеют какую-то определенность (потребители, поставщики и т.п.), то с макро-средой отношения указываются весьма приблизительно. Так, например, в известном труде Майкла Мескона «Основы менеджмента» среда косвенного воздействия обозначена факторами с очень неопределенными функциональными отношениями. Размыты даже сами названия факторов, которые носят средовый характер: политические факторы, международные события, научно-технический прогресс, состояние экономики, социо-культурные факторы (см. схему 5 (1), взятую из «Основ менеджмента» М.Мескона)).  

Схема 5. Средовый и системный характер учета функциональных связей

научно-технический прогресс

Здесь нет даже попытки «вписать» организацию в более охватывающие системы, т.е. построить онтологию деятельности компании. В нашем подходе речь идет не об окружающей среде, а о функциональных системах, в которые встраивается организация со своей строго определенной функцией в обществе  (см. схему 5 (2), отражающую наш подход), т.е. зафиксировать ее отношения со всеми типами бытия в стране: жизнь домохозяйств, социокультурная, деятельностно-экономическая и культурная динамика и пр.

Построение внутренней картины деятельности компании ограничивается, как правило, организационной структурой и прописанием бизнес-процессов. При этом орг-структура описывает, в основном, вертикальные отношения, не касаясь функциональных связей структурных подразделений. В свою очередь, множество описанных бизнес-процессов делают картину внутреннего устройства деятельности слишком дробной и бессистемной, т.е. «за деревьями не видно леса». Методологический подход использует псевдогенетический принцип системообразования в развертывании пространств деятельности.  В результате такой работы мы получаем систему деятельности со всеми функциональными связями между ее элементами, опирающимися на принцип базово-сервисных отношений.

Метод обучения. Ключевым педагогическим принципом в методологическом подходе следует считать твердую необходимость работы тренера с процессом самоизменения обучаемого. Другими словами, для действительного, а не формального изменения человека необходимы следующие условия (см. сх. 6):

блок практического действия

  1. попытка человека осуществить практическое действие,
  2. встреча с затруднением,
  3. выход в анализ (рефлексию),

мотивационный блок

  1. анализ затруднения (рефлексия) с ее фокусировкой на недостающую способность, как на причину затруднения,
  2. проектирование способа изменения себя для гарантированного преодоления затруднений данного типа,

блок самоизменения

  1. переход к приобретению недостающих способностей,
  2. осуществление самопреобразовательного действия,

          блок практического действия

    8.   возврат в практическое действие и успешное его завершение.

Схема 6. Процесс самоизменения человека

Таков процесс самоизменения, который осознанно или не очень проходил, вероятно, каждый человек по освоению значимого для него практического действия. Данный процесс самоизменения обучаемого и является объектом управления со стороны тренера-консультанта, т.к. без внешне организованной педагогической поддержки самоизменение может сталкиваться с большими, а иногда и с непреодолимыми трудностями. Если изменение обучаемого под руководством тренера переводит его на новый качественный уровень (принципиальная прибавка в способностях), то можно говорить о процессе «управляемого саморазвития» обучаемого. Традиционный подход к обучению, как правило, фрагментарен и ориентирован лишь на передачу знаний, без заботы о дальнейшем средственном их использовании. В результате получаемые знания лишь отягощают память и малоприменимы в решении насущных задач и проблем.